доступно на этих языках
English edition Dutch edition German edition Polish edition Italian edition Brazilian edition French edition Serbian edition Swedish edition Indonesian edition Ukrainian edition Spanish edition Albanian edition Hungarian edition Macedonian edition Slovenian edition Chinese edition Russian edition Finnish edition Slovak edition
"Бросить вызов демократии требует смелости. Сделать это в печатной форме требует героизма."
Даг Френч, Laissez Faire Books

Контрактное общество

Многие думают, что если чего-то не сделает государство (н-р, не построит оперный театр или не позаботится о стариках), то этого не сделает никто. Это менталитет, характерный для бывшего Советского Союза: что бы с нами было, если бы не забота партии и правительства? Когда американский экономист Милтон Фридман находился в поездке по коммунистическому Китаю, местные чиновники спросили его, кто в США является министром природных ресурсов. И были очень удивлены, узнав, что в Америке нет такого министерства. Им было трудно представить, что добывать и распределять полезные ископаемые можно без государственного контроля.

В прошлом люди не представляли, как можно жить без короля. Считалось, что король заботится о своих подданных. Теперь мы таким же образом смотрим на государство и демократию. Мы с трудом представляем, что до возникновения демократии люди беспрекословно повиновались королю, однако сами сегодня столь же беспрекословно повинуемся большинству.

В то же время мы повсюду наблюдаем примеры самоорганизации без принуждения и контроля сверху. Иногда эти примеры превосходят ожидания. Кто бы мог подумать, что такой анархический проект, как Википедия, сможет добиться успеха без централизованного управления? Но интернет-энциклопедия существует, она состоялась. Да и сам интернет это совокупность множества независимых организаций, индивидуумов и технологий, действующих без какого-либо центрального руководства. На заре интернета мало кто мог поверить, что у него нет хозяина, что он существует на основе индивидуальных договорённостей между тысячами организаций (провайдеров, компаний, учреждений), каждая из которых контролирует лишь крохотную ячейку сети.

Структура идеального и свободного общества представляется нам похожей на интернет. В интернете нужно соблюдать очень небольшое количество простых правил, в остальном каждый пользователь действует по своему усмотрению. Главное правило заключается в подключении к сети по протоколу TCP/IP. Дальше миллионы компаний, организаций и индивидуальных пользователей могут действовать совершенно самостоятельно — создавать свои собственные домены, предоставлять услуги и обмениваться сообщениями любым удобным им способом. На протокол TCP/IP можно накладывать свои собственные новые протоколы и смотреть, вызовут ли они интерес. Можно предлагать новые формы услуг и находить клиентов для них. Такого рода разнообразие, свобода и самоорганизация в интернете уже доказали свою поразительную эффективность.

Аналогичным образом в свободном обществе главное правило заключается в недопустимости мошенничества, насилия и воровства. При условии соблюдения этого правила люди могут предлагать любые услуги, включая те, которые в настоящее время предоставляются государством. Они также свободны создавать собственные сообщества по своему усмотрению — монархические, коммунистические, консервативные, религиозные и даже авторитарные, — при условии, что членство в них является добровольным и они не мешают окружающим. Сообщества могут насчитывать как десять человек, так и миллион (для сравнения: персонал торговой компании Walmart превышает два миллиона человек).

Когда разных административных единиц много, люди, если им что-то не нравится, всегда могут переехать в другую, и политики знают об этом. Жители для них не просто граждане, которые имеют право время от времени голосовать, а клиенты, которых нужно хорошо обслуживать, чтобы не потерять. То же самое происходит на рынке. Если покупателям не нравится хлеб в одной булочной, они не устраивают демонстрацию протеста, чтобы повлиять на хозяина, а просто идут у другую.

Жизнь в небольших сообществах легче организовать на основе простых соглашений, чем с помощью избирательных урн. В США и других демократических странах граждане не заключают с правительством контракты, где были бы оговорены их взаимные обязательства, например, что обязуется делать правительство и по какой цене. Это относится к пенсиям, здравоохранению, пособиям, трудовому законодательству и т. д. На гражданах лежит туманная и неопределённая обязанность платить налоги и соблюдать законы, а на государстве — столь же неопределённая обязанность проявлять заботу о гражданах. И правительство может в любой момент изменить правила независимо от результатов выборов. Это создаёт значительную правовую неопределённость. Вы можете годами делать пенсионные отчисления и в силу этого рассчитывать на более-менее обеспеченную старость. Но правительство может уменьшить размер вашей пенсии одним росчерком пера. Или вы снимаете квартиру с правом выкупа, думая, что до определённого срока можете просто съехать с неё без последствий, но правительство неожиданно издаёт закон, укорачивающий этот срок и обязывающий вас купить эту квартиру, даже если она вам разонравилась или стала не по карману.

Достойное общество должно основываться на контрактах, которые уважают права сторон, чётко и ясно определяют их и которые до истечения установленного срока не допускают изменения властями правил игры. Эти контракты не обязательно должны быть для всех одинаковыми. Как у рабочих и служащих разных компаний, у граждан в зависимости от региона, где они живут и работают, могут быть разные контракты с правительством.