доступно на этих языках
English edition Dutch edition German edition Polish edition Italian edition Brazilian edition French edition Serbian edition Swedish edition Indonesian edition Ukrainian edition Spanish edition Albanian edition Hungarian edition Macedonian edition Slovenian edition Chinese edition Russian edition Finnish edition Slovak edition
"Книга обладает огромной объясняющей силой. Она освобождает сознание."
Джеффри Такер (Laissez Faire Books)

Миф 13: Демократии нет (лучшей) альтернативы

Критиков демократии принято обвинять в симпатии к диктатуре. Это нонсенс. Диктатура не единственная альтернатива демократии. Если вы не хотите выбирать себе автомобиль демократически, путём всеобщего голосования, это не значит, что выбор за вас будет делать диктатор; это значит, что выбирать вы хотите сами.

Уинстон Черчилль сказал: «Демократия это наихудшая форма правления, разве что если все другие уже испробованы». Иными словами, у демократии есть свои минусы, но лучше системы нет. В своей знаменитой книге «Конец истории и последний человек» Фрэнсис Фукуяма даже писал об «универсализации либеральной демократии Запада как конечной формы управления человеческим обществом», подразумевая, что ничего лучшего быть не может.

Таким образом, всякая критика в адрес демократии подавляется в зародыше. Демократия будто бы выше политических партий и идеологий, и по причине этого её божественного статуса лучшую альтернативу ей представить невозможно. Это чистая пропаганда. Демократия это форма политической организации. Нет никаких причин считать её непременно лучшим принципом управления. Мы не используем демократию в мире науки, не выясняем научные истины методом голосования, а предпочитаем этому логику и факты, и не напрасно. Поэтому нет причин утверждать, что демократия непременно лучшая политическая система.

Почему люди не могут организовать общество по-другому, не по принципу государства-нации, где страной управляет «народ»? Например, в небольших сообществах. Потому что наши демократические правители против децентрализации власти и даже сделали её невозможной. Если демократическая система действительно так хороша, почему у людей нет возможности выбирать её добровольно или отвергать её? Раз у демократии столько преимуществ, от желающих наверняка не будет отбоя. Но такого выбора нет. Ни в одной демократической стране, включая США, штатам и регионам не разрешается идти своей собственной дорогой.

На самом деле тенденция в демократических странах скорее противоположная — ко всё большей и большей централизации власти. Европа, например, постепенно превращается в демократическое супергосударство. В результате немцы теперь могут решать за греков, как тем следует жить, и наоборот. В условиях такой мегадемократии у стран есть возможность перекладывать ответственность за свою недальновидную экономическую политику на жителей других стран — в точности как в независимых демократических странах одна часть граждан живёт за счёт другой части. Одни страны бросают деньги на ветер — не экономят, балуют «слуг народа» щедрыми пенсиями, влезают в долги, которые никогда не смогут выплатить, — и с согласия достаточного числа других членов ЕС могут вынудить налогоплательщиков более благополучных стран расплачиваться за их расточительность. Такова логика демократии на европейском уровне.

Чем крупнее демократическое государство и чем разнороднее его население, тем сильнее возникающие в нём трения. Разные группы в таком государстве без колебаний используют демократические методы для максимального вмешательства в жизнь других групп с целью их ограбления. Чем административный аппарат меньше, а население однороднее, тем больше шансов, что издержки демократии будут ограниченными. Люди, лично знающие друг друга или чувствующие свою связь с другими, едва ли буду грабить и угнетать друг друга.

Вот почему хорошо было бы предоставить людям право на «административное отделение». Если бы штату Нью-Гэмпшир было разрешено отделиться от США, у него было бы больше свободы организовать свою жизнь по-другому, не обязательно так же, как, скажем, в штате Калифорния. Он мог бы ввести свою собственную налоговую систему, более благоприятную для малообеспеченных граждан, таких как рабочие и ремесленники. Регионы конкурировали бы друг с другом, и законы лучше соответствовали бы запросам людей. Люди голосовали бы «ногами», переезжая жить в штат, который им больше нравится. Власть стала бы более динамичной и менее бюрократической. Регионы могли бы учиться друг у друга, поскольку каждый экспериментировал бы с разными политическими системами.

Например, помощь малоимущим эффективнее организовывать на местном уровне. Местный контроль препятствует злоупотреблениям и является лучшей гарантией того, что помощь будет оказана действительно нуждающимся в ней, а не иждивенцам, примазавшимся к кормушке. Демонтаж национально-демократического общества благополучия важен и для успешной интеграции меньшинств. Многие иммигранты живут на государственные пособия, ничего не давая взамен. Таких иммигрантов никто не любит. Но к иммигрантам, которые в состоянии сами себя обеспечивать, отношение совершенно иное, общество охотно таких принимает.

Кстати, Черчиллю также принадлежит фраза: «Лучший аргумент против демократии это пятиминутная беседа со среднестатистическим избирателем».