доступно на этих языках
English edition Dutch edition German edition Polish edition Italian edition Brazilian edition French edition Serbian edition Swedish edition Indonesian edition Ukrainian edition Spanish edition Albanian edition Hungarian edition Macedonian edition Slovenian edition Chinese edition Russian edition Finnish edition Slovak edition
"Бросить вызов демократии требует смелости. Сделать это в печатной форме требует героизма."
Даг Френч, Laissez Faire Books

Почему положение ухудшается

Теоретически люди могли бы проголосовать за другую, менее бюрократическую и менее расточительную систему. Однако на практике маловероятно, чтобы им это удалось, потому что слишком многие кровно заинтересованы в сохранении системы без изменений. И поскольку государственный аппарат медленно, но уверенно разрастается, вместе с ним растёт и число этих людей. Как отмечал выдающийся австрийский экономист Людвиг фон Мизес, бюрократия будет сражаться против любых перемен не на жизнь, а насмерть. «Бюрократ, — писал он, — это не только государственный служащий. По демократической конституции, он также и избиратель и как таковой является частью своего суверена, хозяина. Его положение специфично: он и хозяин, и подчинённый в одном лице. И его материальный интерес как хозяина преобладает над его интересом как подчинённого, поскольку из общественных фондов он получает намного больше, чем отчисляет в них. Это двойственное положение становится тем важнее, чем больше людей находится на содержании государства. Бюрократ как избиратель больше стремится получить повышение, чем поддерживать бюджет в сбалансированном состоянии. Его главная забота — чтобы росла его зарплата».

Экономист Милтон Фридман выделял четыре типа расходования денег. Первый — это когда вы тратите свои деньги на самого себя. У вас есть стимул обращать внимание на качество и тратить экономно. Так деньги обычно тратятся в частном секторе. Второй тип — вы тратите свои деньги на кого-то другого, например, платите за двоих в ресторане. Вас определённо заботит сумма оплачиваемого счёта, но качество уже в меньшей степени. Третий тип — это когда вы тратите на себя чужие деньги, как в случае обеда за счёт фирмы. Вы не станете слишком скромничать и постараетесь пообедать на высшем уровне. Четвёртый тип — это тратить чужие деньги на кого-то другого. В этом случае у вас нет причин заботиться ни о качестве, ни о стоимости. В общем и целом правительство тратит ваши налоговые отчисления именно так.

Политикам редко приходится отвечать за свои действия, и в долгосрочной перспективе это наносит большой вред. Их хвалят за добрые намерения и первые положительные результаты. Ответственность за долгосрочные отрицательные последствия (например, долги, которые надо выплачивать) ляжет на их преемников. И наоборот, политики проявляют мало интереса к программам, которые могут дать положительные результаты лишь после их ухода с руководящих постов, так как лавры тогда достанутся будущим лидерам.

Таким образом, расходы демократических правительств неизменно превышают доходы. Они решают эту проблему, повышая налоги или, ещё лучше — поскольку повышение налогов может вызвать болезненную реакцию в обществе, — беря деньги в долг или просто печатая их. (Обратите внимание, что кредиты они обычно берут в тех же банках, которым затем приходят на помощь, если те окажутся на грани банкротства.) Свой собственный бюджет они сокращают редко. Говоря о «сокращении бюджетных расходов», они обычно имеют в виду лишь замедление их роста.

Печатание денег, естественно, вызывает инфляцию, которая постепенно обесценивает сбережения людей. Кредиты увеличивают государственный долг, а выплата процентов по ним ляжет на плечи будущих поколений. В настоящее время государственные долги почти во всех демократических странах уже настолько велики, что едва ли когда-нибудь будут выплачены. Положение усугубляется тем, что такие учреждения, как пенсионные фонды, в огромных объёмах скупают государственные долги, считая это надёжным долгосрочным вложением капитала. Это неудачная шутка. Многие люди никогда не получат пенсии, на которые рассчитывают, потому что деньги, отданные ими «на хранение» в пенсионные фонды, уже истрачены.

Несмотря на все эти проблемы, сопутствующие демократии, мы продолжаем надеяться и верить, что после следующих выборов всё изменится. Это удерживает нас в замкнутом круге: система не выполняет свои обещания, люди разочарованы и требуют перемен к лучшему, политики придумывают ещё более замысловатые обещания, люди ждут от них ещё большего, за этим неизбежно следует ещё более горькое разочарование, и т. д. Граждане в демократических странах похожи на алкоголиков, которым, чтобы опьянеть, нужно пить всё больше и больше, при этом похмелье с каждым разом становится тяжелее. Вместо того, чтобы отказаться от алкоголя и тем избежать страданий, они пьют ещё и ещё. Они совершенно забыли, как самим заботиться о себе, и больше не хозяева своей жизни.